Фабрика пространств: как создаются общественные центры



   В центре «Благосфера» прошла конференция «Фабрика пространств» с участием общественных центров со всей страны. Корреспондент АСИ записал истории создания таких центров, которые их авторы рассказывали в формате TEDx. 

TEDx (Technology, Entertainment, Design — «Наука, искусство, культура») — короткие лекции, которые направлены на то, чтобы рассказать об интересных идеях как можно большему количеству людей.

Руслан Токмаков, сооснователь культурного пространства «Каменка» в Красноярске

Руслан Токмаков

 «Каменка» – это продукт вдохновения. Мы вдохновлялись пространствами, которые уже существовали на тот момент, — не раз бывали в Москве и Санкт-Петербурге — и пытались выявить то, что нам нравится. Мы вдохновлялись и событиями. В 2013 году мы как раз начали с них – на Каменке мы строили город из картона. Потом сделали фестиваль воздухоплавания. События для нас – это инструмент. Благодаря им мы приводим людей в наше пространство и боремся за внимание.

Можно очень долго вдохновляться идеями в интернете, но если вы начнете действовать, может ничего не получиться. Важна поддержка. Сейчас культурное пространство «Каменка» — это 24 члена команды. И всегда есть люди, которые хотят присоединиться, помочь сделать конкретное событие и реализовать идею. Таких людей становится все больше. Мы запускаем снежный ком — сделав какой-то проект, мы вдохновляем других на то, чтобы они что-то делали. Мы предоставляем свое пространство для того, чтобы они реализовывали свои идеи. Культурное пространство «Каменка» существует благодаря администрации Красноярского края и личной поддержке людей, которые там работают.

Руслан Токмаков

 Мы оказались в здании в 2013 году, оно занимало 5 тыс. кв. метров и не использовалось. В каждом городе есть огромное количество таких заброшенных пространств. Мы хотели открыть эти двери. Нам нравились эти пошарпанные стены, лепнина. И мы начали делать событие. Подтягивались люди. Обратила внимание власть, которая увидела в этом смысл.

Мы стараемся сохранять историческую ценность здания. Многие люди говорят, что мы все осовременили, но мы не можем не реставрировать и не ремонтировать здание, потому что оно разваливается.

Сейчас «Каменка» — это несколько направлений. Мы работаем как креативный бизнес-инкубатор — предоставляем мастерскую людям, которые что-то делают своими руками. У нас много бизнесов на Каменке, мы даем им возможность творить. Здание ремонтируется и мастерских становится все больше. Мы создали специальный цех – это лазеры, швейные станки. Также у нас есть коворкинги, куда можно приходить и работать с ноутбуками. Мы заселяем их (участников инкубатор. — Прим. ред.) на три года – за это время они становятся большим бизнесом и выходят в плавание, мы набираем новых, и происходит ротация.

Руслан Токмаков и Елена Темичева, директор по коммуникациям и стратегическому развитию центра «Благоcфера»

Конечно, это все благодаря конкретным людям. Каждый внес в этот проект огромное количество идей и дал большой толчок для развития. У нас есть Школа «Каменки», куда мы набираем людей, обучаем, и лучших приглашаем в команду.

«Каменка» находится на правом берегу Красноярска, это промышленный, не очень благополучный район, поэтому в парках, которые находятся рядом, случались происшествия, кражи. Сейчас, спустя четыре года, мы видим, что на нашу Кинолужайку люди приходят без спиртных напитков, они не курят в парке. Они спрашивают, чем помочь. Мы думаем, что мы немного меняем людей.

Наталья Каминарская, директор центра «Благосфера»

Наталья Каминарская

Так получилось, что я по образованию педагог, и совершенно не собиралась заниматься общественной деятельностью, кроме как в школе. Наступила перестройка, много чего поменялось в жизни, и я не поработала в школе. В середине 1990-х пошла заниматься вопросами приватизации. Работала с разными компаниями на разных территориях нашей страны. Но чего-то мне все время в этой жизни не хватало. Не хватало общественной самореализации, участия, отдачи, чтобы сделал что-то – и жизнь поменялась. И мне повстречался очень необычный человек — Ольга Алексеева, директор фонда «КАФ Россия». Она предложила вместе с ними строить фонды местных сообществ, чтобы люди там собирались и развивались. Так увлекла меня этой прекрасной темой, что с конца 1999 года я перешла в благотворительность.

Поработав в «КАФ», я поняла, что есть такая задачка: благотворительность никогда не разовьется, если у нас не появится много организаций, которые ее будут развивать и поддерживать. В тот момент Форум Доноров, который объединял крупные иностранные фонды, искал себе директора. Я попробовала и меня взяли. Проработала там 15 лет. Все эти годы я знала, что нам нужны новые фонды, новые меценаты, новые благотворители, люди, которые вокруг себя построят институт, который будет других поддерживать и менять ситуацию в нашей стране. И так упорствовала в этом, что мы запустили «Лидеров корпоративной благотворительности», конкурс годовых отчетов, разные конференции. Но доноров больше не становилось.

Наталья Каминарская


Я думала: наверное, я что-то делаю не так и нужно предпринять более радикальные меры. Может быть, надо в экономику вернуться, чтобы для этой важной деятельности были ресурсы, чтобы все это получалось интересней, качественнее. И когда я думала, что делать – книги писать или математику преподавать, мне повстречались Елена Береговая, директор фонда «Образ жизни» которая сказала, что придумала проект, и есть Владимир Смирнов, который готов дать на это деньги. Я сказала – про фонды и компании я понимаю, а про людей — не могу. И тут появилась Мария Черток, директор «КАФ Россия». Она уговаривала, сказала, что «Благосфера» — это то, что мне надо делать в жизни, и это то, что нужно сообществу.

Идея «Благосферы» была в том, что нужно обязательно физическое пространство, в котором горожане могут собираться, общаться с представителями НКО, обмениваться опытом и расширять количество людей, которые в нашей социальной активной деятельности участвуют.

Наша задача в том, чтобы здесь люди находили себя в благотворительности — с нашей помощью. Сегодня в обществе не хватает чувства причастности, чувства неравнодушия, возможности сказать, что я сделал доброе дело, и не бояться этого. Мне кажется, нам необходимо встречаться и друг другу это честно говорить. И делать это не только в специальных пространствах. Но в пространствах мы можем устроить галерею наших героев, которые пришли сюда однажды и стали сторонниками той или иной организации или создали свою инициативную группу, а потом НКО, и придумали интересный проект. И мы развиваем чувство гордости за то пространство, за тот город, страну, где мы живем, за тот мир, который мы хотим построить.

Евгений Герасименко, основатель ФабЛаб, Норильск

Евгений Герасименко

В 2013 году я собирался уезжать из Норильска. Я работал в библиотеке и мне было очень скучно. По счастливой случайности компания «Норникель» проводила конкурс среди разных учреждений, которые могли сделать фаблабы в Норильске и Мончегорске. ФабЛаб — это формат научно-технических центров, который возник в MIT 15 лет назад. В Норильске я подавал заявку от библиотеки и мы неожиданно выиграли.

Норильск — очень маленький город с точки зрения территории. У нас нет огромных пространств, как в Красноярске, например. Такой большой центр, как «Каменка», у нас найти очень тяжело. И у нас, естественно, нет мест, где можно было бы сделать что-то глобальное. Но самое главное — у нас мало общественных пространств, которые в принципе как-то открыты для людей. Сейчас их больше.

И мне очень нравилась идея того, что мы можем собрать людей с техническим образованием, которые хотят заниматься техническим творчеством.

Весь процесс занял примерно один год. Перед самым открытием нам сказали, что приезжает патриарх. И мне придется ему что-то рассказывать. Я человек не гуманитарного склада, публичные выступления для меня — большая проблема. Когда он приехал, я ничего не помню от начала и до конца, потому что каждые три минуты впадал в какую-то кататонию. Меня дергали, и я рассказывал дальше.

С этими приездами мы не успели вовремя запустить станки. Оборудование подготавливали еще некоторое время. Три месяца после открытия мы делали то, что от нас ожидали — набивали KPI, посещения. Через нас прошло 1200 человек за три месяца. Это было ужасно. Люди приходили и смотрели. Мы ожидали, что они будут вовлекаться в нашу деятельность. Они смотрели, говорили «клево» и уходили. К Новому году стало понятно, что у нас не остался ни один человек, который через нас прошел. Не остался работать у нас, участвовать в нашей жизни. Это была катастрофа. На новогодних каникулах я пытался переформулировать все задачи. Мы пришли к такой идее — во-первых, мы не занимаемся вещами, которые нам самим неинтересны. Во-вторых, мы не используем административный ресурс для того чтобы загнать к нам людей. Этим грешат сейчас очень многие центры научно-технического творчества — они договариваются с директором какой-то школы, чтобы к ним пришли классы. Мы от этого отказались, к нам приходят только те люди, которым это интересно. Мы перестали относиться к детям как к детям. Мы рассчитываем на публику начиная с 12 лет, и умные дети 12-13 лет — это взрослые люди, которые хорошо соображают. Мы никогда не даем им детские задачи, все по-настоящему. Если они участвуют в конкурсе, то это конкурс для всех — от 13 до 60 лет. Почему не создаем для них особые условия? Потому что это их оскорбляет.


Так получилось, что Норильск очень далеко находится географически и оторван от всех событий, которые происходят где бы то ни было еще. Очень немного людей могут съездить на семинары и поучиться. Мы стараемся дать людям ощущение, что эти технологии прямо здесь, под руками. Сейчас у нас команда около 60-70 человек. У нас проходят курсы, мастер-классы, люди приходят, интересуются. Наше маленькое сообщество действительно живет.

Но людей, которые хотят заниматься техническим творчеством, в Норильске не очень много. Людей, которые хотят просто творить, значительно больше. И мы решили зайти с этой стороны. Сейчас мы делаем общественное пространство, в котором хотим собрать всех интересных людей, которые хотят творить.

Справка

Конференцию «Фабрика пространств» организовал центр благотворительности и социальной активности «Благосфера» при поддержке компании «Норникель». В течение двух дней в центре в разных форматах выступали представители общественных центров по все стране. Они участвовали в батлах, читали лекции-карточки, делились своими провалами и провели флешмоб.

По материалам: https://www.asi.org.ru/news/2017/11/21/fabrika-prostranstv-kak-sozdayutsya-obshhestvennye-tsentry/